Меню
16+

Пильнинская районная газета Нижегородской области «Сельская трибуна»

04.05.2019 15:34 Суббота
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 18 от 04.05.2019 г.

Воспоминания о войне

Автор: Элеонора Тарлыкова

9 мая – для нашего народа это не просто дата в календаре, это День памяти, день радости и скорби, ведь нет в нашей стране такой семьи, которую бы обошла стороной война.

И чем дальше мы от жестоких и грозных событий, тем важнее сохранить о них память, особенно сейчас, когда в мире появляются попытки переписать историю. И здесь главное слово за ветеранами, которых с каждым годом становится все меньше и меньше. Годы не стирают в памяти те события, а подчас, наоборот, делают еще ярче, и на поверхности сознания вновь мелькают лица, образы и события.

Владимир Михайлович Лачугин — для нашего района фигура знаковая, и даже легендарная. Он заслуженный ветеран Нижегородской области, почетный ветеран Пильнинского района, кавалер ордена Славы III степени, ордена Отечественной войны II степени, двух медалей «За отвагу», медали «За взятие Вены», и это неполный список наград, которым уже тесно на его пиджаке. А в мирное время он – бывший завуч Пильнинской средней школы, директор Пильнинского ПТУ-56, человек с активной жизненной позицией.

О нем написано немало статей и заметок в самых разных изданиях. Поэтому неудивительно, что я чувствовала огромное волнение, когда шла к Владимиру Михайловичу и Римме Михайловне, думала о том, какая это ответственность писать о таких людях.

Но, как только я очутилась за порогом их квартиры, все тревоги прошли сами собой.

Воздушные бои над Волгой

Пока ветеран готовился к встрече, то беседой нас заняла его супруга, ветеран труда и труженица тыла, чье детство пришлось на военные годы.

- Знаете, до сих пор в памяти остались бомбежки автозавода и Сормова, что находились от нас через Волгу,- вздохнула пожилая женщина, — мне тогда девять лет было, но, кажется, все происходило будто вчера. Мы, дети, даже по звуку могли определить, что за самолет совершает налет.

Родом я из г. Бор, дом наш стоял у железной дороги, и однажды я стала свидетелем самого настоящего воздушного боя. В ту ночь была масштабная бомбежка, мама подняла нас с братом, собрала узелки на всякий случай и вывела на улицу. А на небе зарево! Ночную тьму прощупывают наши прожекторы, выискивая немецкие самолеты, и как только находят цель — по ней дают залп наши зенитки. А однажды днем, когда мы гуляли на улице, неожиданно услышали гул мессершмитта, и вскоре появилась смертоносная стальная «птица». Самолет летел так низко, что я увидела через стекло кабины лицо летчика. Его целью был небольшой заводик, что стоял недалеко от нашего дома. Мы испугались, разбежались по домам, затем послышался характерный стук упавшего снаряда, но по какому-то стечению обстоятельств он не взорвался. Почти сразу через реку прибыли наши саперы, место, куда приземлилась бомба, оцепили.

Вспомнила Римма Михайловна и о том, как складывался их быт в то тяжелое время. Папа — Михаил Осипович Целовальников ушел на фронт, и все заботы о трех детях легли на плечи мамы. Их первой задачей было – сохранить кормилицу-корову.

- Однажды мама заболела, — продолжает наша собеседница, — и мне пришлось идти на базар покупать корове сено. Я переживала, смогу ли правильно мешок выбрать, а мама советует: бери тот, где набито мелкое сено. Потом ходила очистки покупать, и опять мама учила как надо, я тогда себя уже совсем взрослой чувствовала.

Лето Римма и ее старший брат Лев проводили за заготовкой торфа. Специальной лопатой-штыком, который смастерил еще до войны отец — потомственный кузнец, юноша очищал площадку от дерна, а потом вырубал небольшие торфяные кирпичики, которые за ним собирала сестра и клала сушиться на солнце. А он еще все время предупреждал, что как послышится журчание воды — из ямки надо срочно выпрыгивать. Девочке было интересно смотреть на листочки, жучков… И вот вода зашумела, моментально заполняя ямки, и дети едва успели выбраться. Но потом вновь продолжили работу поодаль, ведь торфа надо было запасти на всю зиму.

Пули обходили стороной

Владимир Михайлович уже давно присоединился к нам, внимательно слушая её воспоминания.

Война оставила глубокий след в этой семье, и все, что связано с тем временем, воспринимается с особым уважением.

- Я старше, чем моя супруга, — начал он, — и моя война началась 10 февраля 1943 года, чуть позже меня был призван младший брат Виктор, который попал служить на флот, а моя дорога лежала в воздушно-десантные войска. Примером для нас с братом был отец, воевавший в Первую мировую войну в составе лейб-гвардии Нежинского 18-го гусарского полка.

Путь новобранца сначала лежал в учебную часть, расположенную в подмосковном Ногинске. Здесь десантников учили совершать прыжки с парашютом. Сначала они взбирались на 70-ти метровую вышку и оттуда делали шаг в пустоту, сжимая кольцо парашюта, а затем уже были прыжки с аэростата.

- Подготовка проходила около трех месяцев, на память у меня сохранилось фото, где надо мной и товарищами завис в небе аэростат, да еще сочиненный мной стих: «Ты помнишь, дружок, свой первый прыжок?»

Затем Владимир Михайлович перешел к рассказу о своих военных дорогах, завершившихся в Чехословакии. Я смотрела на него во все глаза, ведь передо мной была сама история, сидел человек, видевший смерть в лицо, оплакивавший боевых товарищей, ходивший в атаку на врага, мечтавший о том моменте, когда объявят: «Победа!».

А ветеран поделился своим самым сокровенным воспоминанием о войне.

- Война началась для меня на Карельском фронте, и именно эти дни, проведенные на реке Свирь, вспоминаются чаще всего. Нам дана была задача форсировать реку, а она большая – 350 м в ширину, и занять удобную высоту, с которой был бы хороший обзор местности и позиций врага. Я был командиром пулемётного отделения, состоящего из пяти человек. Нашим оружием был надежный пулемет «максим», такой же, как в фильмах о Чапаеве.

Переход через реку выдался сложный, мы шли под шквальным минометным обстрелом, наша лодка оказалась пробитой, и чтобы добраться до берега пришлось вычерпывать воду касками.

После переправы бойцам удалось занять важную высоту. Когда мы легли отдыхать, то ночью к нам решили подкрасться финны, чтобы выбить с занятой позиции. Я сам не знаю, какая сила меня тогда разбудила, точно толкнул кто-то, но это помогло нам предупредить наступление врага.

За форсирование Свири Владимир Михайлович получил свою первую награду – медаль «За отвагу», а за бои на высоте 105 он удостоился ордена Славы III степени, так как не только огнем пулемета отражал контратаки финнов, но и уничтожил огнем пулемета более 20 неприятелей, а при выходе из окружения прикрывал огнем отход роты, после чего вынес двух раненых.

А дальше дорога бойца Лачугина шла на Запад, и еще много боев было за спиной, но все пули пролетали мимо, он за время службы не получил ни одного ранения, возможно, в том заслуга его матери, молившийся за спасение сына.

А еще одну медаль «За отвагу» он получил перед окончанием войны – 25 апреля 1945 года, когда в бою за один из населенных пунктов в Австрии огнем из автомата и броском гранаты уничтожил пятерых гитлеровцев.

- Победу мы встретили ликованием! – продолжает он, — но только по домам отправились не сразу, так как нам еще не подошла смена новобранцев. Меня перебросили на Дальний Восток, и домой я вернулся только в 1950 году, спустя семь лет разлуки.

В мирное время он выбрал для себя профессию преподавателя, и остается верен молодому поколению до сих пор, с удовольствием посещая конкурсы-смотры, посвященные военно-патриотическому воспитанию. И наша встреча завершилась тоже его пожеланием юношам.

- Мне хочется, чтобы нынешние ребята с желанием учились, — подвел итог ветеран, — и с желанием шли служить в армию, и гордились званием «солдат».

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

6