Меню
16+

Пильнинская районная газета Нижегородской области «Сельская трибуна»

10.08.2019 13:45 Суббота
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 32 от 10.08.2019 г.

Владимировка: встречи у «метлы»

Автор: Элеонора Тарлыкова

Наряду с крупными селами, в нашем районе немало маленьких деревень в несколько домов, которые оживают в летнее время с приездом дачников, и к поздней осени вновь утихают, оставляя жилыми лишь пару дворов. В таких поселениях свой особый уклад жизни и непередаваемая атмосфера уюта и покоя. Именно к ним и относится Владимировка, маленький рай для дачников у самой границы с Сергачским районом.

Мы быстро преодолеваем те 20 км, что отделяют Пильну от места нашего назначения. Через дорогу от автобусной остановки растут березы и примостился красный таксофон, а под ним скамеечка, где местные жители ждут машину с хлебом, которая приходит дважды в неделю от Пильнинского райпо. Трижды в день здесь останавливается автобус маршрута Пильна-Сергач, на котором можно съездить по магазинам. А когда-то тут стоял свой магазин и клуб, который потом было решено перевести и отдать под дом.

А березы бережно хранят памятник воинам, отдавшим свою жизнь на полях Великой Отечественной войны. Приятно удивило то, что памятник ухожен и покрашен, это добрый знак для живых.

Гостей встречаем пирогами!

По щебеночной дороге мы отправляемся в саму деревню. Над улицей вьется сизый дымок из бани, а по левую сторону – детский уголок на стене сарайчика, где нашли свою новую жизнь старые мягкие игрушки, превратившись в уличные украшения. Еще пара шагов и к нам уже спешит житель небольшого синего домика – Александр Иванович Дворников.

- Да мы вас чуть позже ждали и не так совсем хотели встретить — развел он руками, а мы, действительно, приехали немного раньше, чем договаривались.

- Мы ведь всем нашим небольшим «коллективом» хотели собраться на нашем обычном месте встречи.

Александр Иванович повел нас к столику под раскидистой ветлой.

- Вот здесь мы и собираемся, — говорит он, усаживаясь напротив, — коротаем время за беседами, и все наши деревенские дела решаем. Наш маленький внучок, что с нами из Нижнего на лето приезжает, однажды оговорился и сказал у «метлы», с тех пор так и пошло – «посиделки у метлы».

Из дома напротив вышла женщина, в одной руке она несла кувшин с компотом, а в другой поднос с ароматными пирогами и плюшками.

- У нас принято так гостей встречать, — говорит она, присаживаясь, — да и сами так посидеть любим. А меня Тамара Викторовна зовут, я жена Александра Ивановича, вы угощайтесь, сейчас и другие подойдут.

Родная земля не отпускает

Чтобы не терять времени даром, мы попросили Дворниковых рассказать свою историю, связанную с Владимировкой. Оказалось, что коренной житель деревни – глава семьи, а его супруга совсем из других краев, но и ей эти места пришлись по душе, но обо всем по порядку.

- В 1992 году умерла моя мама, — говорит Александр Иванович, — я шесть лет не мог заставить приехать себя на родину, все мне здесь казалось пустым, но потом тяга к родной земле пересилила, и с тех пор мы проводим большую часть времени на моей малой родине.

Когда приходит время уезжать, расстаюсь я с Владимировкой тяжело, а когда вновь приезжаем, то к горлу ком подступает, и внутренний голос говорит – вот оно, твое место.

Если Вы меня о прошлом и о детстве спросите, то первое, что приходит на ум – это весна и цветение садов, когда деревья стояли точно в подвенечных платьях и по всей улице был такой притягательный и волнующий аромат!

Отец мой был фронтовиком, председателем колхоза, да вот только узнать мне его не довелось, война подорвала здоровье, его не стало, когда мне было чуть больше года. Маме пришлось одной вертеться, а мне приятно было от людей слышать о нем добрые слова.

Во Владимировке была своя начальная школа, после которой мы уже пешком ходили в Малое Андосово учиться дальше. Потом, как и положено, – армия, служба в Казахстане. Домой вернулся в 1974 году, и мама хлопотала, чтобы меня в город отпустили. Так я оказался в Горьком, на заводе «Красная Этна», где и отработал 36 лет, как передовика мое фото печатали на первой странице в газете, а сейчас вот опять на печатный лист попаду.

Рассказ нашему новому знакомому давался непросто, слишком много всего было в судьбе, но тут в беседу вступила его вторая половина, поведав о впечатлениях от своей первой встречи с Владимировкой.

- Меня очень поразило гостеприимство местных жителей, — вспоминает Тамара Викторовна, — почти в каждом доме имелся самовар, у владимировцев было заведено ходить друг к другу в гости. А еще я здесь впервые попробовала наивкуснейшее угощение – драчёны. Раньше я встречала название этого блюда только в стихотворении Есенина «В хате», где есть строчка: «пахнет рыхлыми драчёнами». А мне довелось это блюдо попробовать. Оно сродни пирогу на яйцах и молоке, поджаренному на сковороде и обильно политому сливочным маслом.

Вот и мы, дети и внуки, здесь эти традиции хранить пытаемся.

Знакомство с жителями

Постепенно к нам стали присоединяться и другие дачники. Вот из первого дома с внучкой пришла Людмила Георгиевна Кочкурова, следом из-за крутого поворота показались два соседа – Олег Федорович Пилкин и Михаил Ильич Каменев, а за ними пришел и единственный постоянный житель Владимировки – Сергей Васильевич Каменев.

И сразу за столом стало шумно, каждый рассказывал о прошлом и о настоящем, а мы едва успевали записывать. Пару раз прозвучала фраза, что деревню надо возрождать, ведь у неё и расположение хорошее, и атмосфера особая.

- Словами сложно передать какая тут аура, — говорит Людмила Георгиевна, — тихо, спокойно, душа здесь просто отдыхает! Я хоть и покинула отчий дом в 15 лет, но всегда сюда возвращалась, а сейчас мы сюда приезжаем в самом начале апреля и живем почти до конца октября, муж здесь даже прописался и дом у нас фактически не пустует, а в городе дни считаем до того, когда сюда вернемся.

- В отличие от моих односельчан, я истинный дачник, — это уже слова Олега Федоровича Пилкина, — так как попал во Владимировку случайно, ведь родом я из города на Неве. Но неожиданно для себя почувствовал здесь себя как дома, так мы с женой и решили тут жилье купить, и вот уже 27 лет сюда из города приезжаем.

Вспоминает старожил

Особо хочется остановится на рассказе Михаила Ильича Каменева, старожила Владимировки, которому уже перевалило за 80 лет. Но несмотря на почтенный возраст, он не утратил жизнелюбия и чувства юмора. Его повествование было сбивчивым, но не от того, что события стерлись в памяти, а потому, что хотелось многое рассказать, ведь недаром же говорили односельчане, что по его рассказам хоть целую повесть пиши.

- Отец мой, за десять лет до революции, у самого царя Николая при кухне служил, — говорит он о своих корнях, — и ни разу его плохим словом не вспомнил. А как большевики к власти пришли, так он подальше от столицы уехал, у него здесь свояченица жила. Да разве от молвы убежишь? Прозвали его за былое «унтер офицером». Новая власть его не жаловала, но ловкий он был, в кузнице себе место нашел, троих сыновей и дочь воспитал, и на войне с фрицем воевал. А моему сыну Дмитрию выпало в Чечне воевать, вот так…

А мне ведь скоро 87 стукнет. Мать моя родом с Украины, да только умерла рано. А мне после четырех классов сказано было: «Пора, Мишутка, работать», вот я в колхоз и пошел, война как раз шла.

Чего я только в колхозе не делал! И сам не знаю, когда отдыхал. Я и в городе жил, да только меня все равно сюда тянуло. Здесь ведь свои дворы стояли, и коров, и овец держали, люди жили, пусть и не так много, но человек сто набиралось, и были все при деле. А когда настало время укрупнения хозяйств, наш колхоз к «Новому миру» присоединили, так все и стали разбегаться. Я до последнего свой дом не оставлял, сам ведь строил, а теперь приходится к дочери в Ачку на зиму перебираться. Но здесь я оживаю, стараюсь быть в движении, пчел немного держу. А богат я не деньгами, у меня четверо детей и 21 внук и правнук, вот мое счастье.

Планы и дела Каменевых

Пока остальные шумно общались, Сергей Васильевич Каменев больше молчал и улыбался. Но еще до его прихода, собравшиеся под ветлой единогласно сошлись в том, что Сергея Васильевича и его жену Анастасию Николаевну они готовы назвать старостами, так как именно с тех пор, когда они стали постоянными жителями деревни, у нее словно открылось второе дыхание. Защебенённая дорога, приведение в порядок погоста – все это их рук дело, да и с любой проблемой в первую очередь обращаются к ним, а они стараются сделать то, что в их силах.

- Мы с женой решили оставить наш дом в Пильне дочери, а сами перебрались сюда, — поясняет он, — я со своей малой родиной расставался только на время службы в армии. У родителей я последний, десятый ребенок в семье, и все время говорил покойной маме спасибо, за то, что она меня родила.

С детства мне всегда нравилась техника, начинал с велосипедов, потом был мопед «Ява», а потом уже и за рулем большегрузов оказался.

Здесь мы с женой обживаемся вновь и дел еще впереди много.

С этими словами он пригласил нас к себе. У дома нас встретили Анастасия Николаевна с маленьким внуком.

- Пока более-менее в порядок мы привели сад, а дела с домом еще впереди.

И действительно, идя по дорожке за хозяйкой, мы очутились в цветочном царстве, даже вдоль теплицы посажены однолетние георгины, опоясывая серый поликарбонат пестрой лентой. Постарались бабушка с дедушкой и для внука, соорудив ему яркую избушку, где в дверь, как и полагается, можно позвонить.

- Сейчас у нас в деревне восемь жилых домов, скоро еще один дом дачников примет, а возможно, кто-то, глядя на нас, решит и вовсе отсюда не уезжать. Дом и деревню бросать жалко, надеемся она еще будет жить, это наша мечта, — заключил беседу Сергей Васильевич, а его внук жизнерадостно помахал нам рукой на прощание.

От Полевой до Выселок и обратно

Так мы попрощались с Каменевыми, но не с Владимировкой, ведь было бы в корне неправильно пообщаться с жителями и не пройтись по деревне. Проводить нас вызвался Александр Иванович Дворников, за хозяином было припустился йоркширский-терьер Патя, приехавший из города, и ласково прозванный дядей Мишей Мухомором, но был возвращен домой внуками.

И вместе мы двинулись вдоль Полевой улицы. Ее особенность в том, что хозяйственные постройки здесь стоят на одной стороне, а дома на другой. С горки в низину, и снова на горку, вот и вся улица, ухоженная, приветливая, кивающая головками цветов.

У оврага, откуда доносился шелест тополей, Александр Иванович остановился.

- На этом месте школа была, а сейчас кроме тополей о ней ничего и не напоминает….

Мы идем дальше к гордости владимировцев – пруду.

- Его выкопали в 1965 году, лучше места для отдыха и не сыщешь! – Александр Иванович внимательно наблюдает за нашей реакцией, пришелся ли нам этот вид по душе, а потом продолжает, — раньше только местные о нем и знали, а теперь немало отдыхающих сюда наведываются и из нашего района, и из соседнего. Нам и не жалко, да вот только не все после своих посиделок за собой мусор убирают, а нам не хочется, чтобы берега пруда в свалку превращались...

Дальше наш путь лежал на Выселки, мимо места, где располагались колхозные дворы. Здесь только два жилых дома – Пилкиных и дяди Миши Каменева. Олег Федорович уже готовил косу, чтобы территорию у дома в порядок привести. А Михаил Ильич познакомил нас со своим житьем-бытьем, сетуя на то, что приехать бы нам на добрый десяток лет раньше, застали бы мы его подворье в ином свете.

Выселки, как теневая сторона Полевой, показывает, что станет с деревней, когда она опустеет. Заросшие, заколоченные дома, заросли крапивы и репейника. О каждом из этих домов, что стыдливо выглядывают из буйного разнотравья сорняков, нам рассказывает наш собеседник. Но как лучик надежды стоит вычищенный добротный большой каменный дом. И пусть на его окнах пока еще нет занавесок, он точно весь просиял, заулыбался, ожидая новых хозяев, пусть и временных. Хотя, кто знает, может быть и постоянных.

Так, обойдя кругом Владимировку, мы вновь пришли к ветле, поблагодарили наших новых знакомых за радушный прием. И теперь рассказываем вам, дорогие читатели, об этой пограничной деревеньке, части нашего района.

Домик в тихой деревне

Домик в тихой деревне невысок, неказист.

Осень ласково дремлет, с яблонь падает лист.

Здесь душа пилигрима потеряла весну…

Только грусть несравнима, когда ждёшь тишину.

Я открою калитку – скрип, как память в долгу.

С нежной грустью в обнимку снова в детство войду.

И к порогу родному годы тихо сложу…

Сердце рвёт по живому, чем всегда дорожу!

Полисадник красивый, георгины в цвету...

Бегал здесь я счастливый, догоняя мечту.

И дружил с облаками, как беспечность ловил!

Не сказать мне словами, что душой заплатил.

Домик в тихой деревне, где всё детство прошло.

Здесь рассветы напевней, здесь от грусти тепло.

И судьба только смотрит, куда жизнь завела…

Осень радость не портит, но тоска позвала.

Владимир Холод

Приезжайте в деревню на лето

Приезжайте в деревню на лето

Отыщите там свой уголок,

Скромный домик, оставленный кем-то,

В кухне печь, невысок потолок,

Три окошка, крылечко простое

Вас с любовью всегда приютят,

К вам на дерево с кроной густою

Ваши птицы весной прилетят.

Вас под утро разбудят их трели,

Сладкий воздух ворвётся в окно.

Вы такой вкусной каши не ели,

Так легко не дышали давно.

Зачерпнуть из колодца водицы,

Босиком постоять на траве,

Тишиной можно тут исцелиться,

В деревянной российской избе,

Наколоть дров, по-русски размяться,

И простую рубаху надев,

По грибы в ближний лес прогуляться,

Соловьиный послушать напев,

В русской баньке под вечер помыться,

На крыльце посидеть, подышать,

Самоварного чая напиться

И на печку отправиться спать.

Все здесь тёплое, всё здесь простое,

Сердце здесь не стучит, а поёт,

Всё здесь русское, наше, родное,

Наша родина нас ещё ждёт.

Елена Шаламонова

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

123