Меню
16+

Пильнинская районная газета Нижегородской области «Сельская трибуна»

25.06.2024 10:42 Вторник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Письмо из прошлого

Источник: Сельская трибуна

triptonkosti.ru

Это письмо лежало много лет среди всевозможных документов моей бабушки Вавиловой Елизаветы Ларионовны. Когда она и дедушка умерли, их квартиру решили продать. Взяли оттуда не многое, в основном фотографии и документы. Сразу как-то не было возможности посмотреть их содержимое, только сейчас.

Привлекли внимание эти рукописные листочки. Сложенные пополам, они лежали среди важных документов. Их писала бабушка, видимо, в надежде, что когда-нибудь их прочтут. Я с трепетом их прочитала и решила поделиться воспоминаниями о военном детстве на страницах районной газеты.

«Я помню, как началась Отечественная война. 21 июня 1941 года мне исполнилось 11 лет, а 22-го июня объявили войну. В этот день утром мы, девочки, пошли за диким луком за Пьяну, там он был особенно крупным и сочним. Когда мы вернулись в Кисленку, видим, что женщины плачут и причитают.

Соседки т. Маша Новикова и т. Мария Любаева топили печи, пекли лепешки на дорогу мужьям, их взяли в этот же день, т. к. они были коммунистами, и оба не вернулись. У д. Коли Новикова было три сына, а у д. Коли Любаева три сына и две дочки, они остались сиротами. Лена Любаева – моя подружка, за диким луком вместе с нами была. Вот так началась война и начался непосильный труд женщин и нас, детей. Но мы выполняли этот труд с большим удовольствием, мы понимали, что этим мы помогаем фронту, чтобы разгромить врага.

Мы, дети, сначала собирали лекарственные травы: ромашку и шиповник, руководила Елизавета Васильевна Кочкурова. Нас возили за р. Суру, там был лесной массив, мы там жили в чувашской деревне у лесника, но это не так уж трудно было.

Нас было четверо: старшая сестра Шура, я, братишка Коля и сестренка Валя, отца у нас не было. Мама всегда советовалась с нами. Однажды она говорит: «Дети, у нас на фронте никого из семьи нет, давайте будем помогать чем можем, фронту». Мама помногу сажала табака, сдавала государству по целому возу. Мы всеми вечерами рубили табак. У нас жила т. Дуся с сынишкой (они жили в городе, а война началась, приехали в деревню, а жить негде), вот мама и приютила их. Она шила, у неё была швейная машина. Из лоскутков она шила кисеты красивые, с кармашками, а я набивала их махоркой, делали посылки и отправляли на фронт. У нас были белые онучи (это такие самотканые портянки шерстяные теплые и длинные), мы их разрезали пополам и тоже отослали – обули двух солдат. Сами где рукава старых фуфаек, где ещё что-то наматывали на ноги, ведь ходили мы тогда в лаптях.

Сестра Шура хорошо вязала. Ей приносили женщины шерсть, чтобы навязать детям носки, варежки и т. д., им самим некогда было, хозяйство свалилось на их плечи. Я тоже быстро научилась вязать. И вот мы открыли семейную «фабрику», шерсть давали исполу. С фунта им навяжем, а фунт нам за работу. Мама пряла, а мы с Шурой вязали для солдат носки и варежки с указательным пальцем, чтобы стрелять удобно было. Мы очень много вязали вечерами. А я ещё в кармашки кисетов клала газету «Колхозная стройка», заворачивать папиросы, и письмецо, вернее записку. Я писала, чтобы они били врага, а мы будем помогать чем можем, и обещала учиться отлично.

Я была отличницей, но учиться дальше не пришлось. Старшие классы были в Пильне, далеко ходить, а за квартиру платить было нечем. Я закончила только пять классов.

Мне с фронта однажды письмо пришло. Помню, Николай, фамилию и отчество не помню, благодарил меня за носки и табак и писал, что у него такого же возраста есть сынишка. «Учитесь, — писал он, — а мы будем бить врага». Я очень берегла это письмо.

Мы, дети, работали рядом со взрослыми на полях, я с мамой жала хлеба, полола ржаные поля, молотила, ночью снопы возили на ток одни мальчики и девочки.

В Пильне был госпиталь, зимой нас возили на лошадях выступать перед ранеными, меня наряжали мальчиком, т. к. мальчики у нас не выступали. Гармонистом у нас был Саша Писчасов, а я плясала с мальчишескими выходками, была и джигитом, и украинцем. А ещё рассказывала стихотворение «Мать», раненым очень нравилось, и они просили повторить. Кричали, как звать мальчика. Наша пинервожатая эвакуированная Зоя Антоновна в шутку сказала, «Коля», вот они и кричали: «Коля, Коля, еще расскажи», и я рассказывала с большим удовольствием.

Да, дети войны очень много сделали для страны, они кормили и одевали солдат, поддерживали фронт, как могли. Самое главное, чтобы те, кто будет жить после нас, помнили это и жили под мирным небом».

Елена Хлюпина.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

6