Меню
16+

Пильнинская районная газета Нижегородской области «Сельская трибуна»

13.05.2017 11:10 Суббота
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 19 от 13.05.2017 г.

Первопроходцы морских глубин

Автор: Фаина Лиганова
научный сотрудник районного музея

Команда подводной лодки «Акула»

Гости нашего района удивляются масштабу празднования Дня Военно-Морского Флота в Пильне  и задаются вопросом: «Какое отношение имеет флот  и Петр I к поселку?». Ответ очевиден – своим рождением поселок обязан   только что  рождающемуся в то время Российскому военно-морскому флоту, корабли которого строились, в том числе из теса, вырабатываемого на пиловальных заводах (пильных мельницах). А пильные мельницы на водах близ корабельных рощ были обустроены по личному указанию  царя Петра Великого.

Наши земляки тоже служили  на разных флотах и кораблях. Но документальные подтверждения (пусть косвенные), имеются только с конца 19 — начала 20 века. Где служили? Можно назвать  флотские экипажи Его императорского Высочества генерал-адмирала Константина Николаевича, экипажа   Ея Величества королевы Эллинов, Его  королевского  высочества Герцога Эдинбургского, Сибирского флотского экипажа, канонерской лодки «Вьюга» и т. д.

В районном краеведческом музее есть фамилии пильнинцев, которые  служили на Российском флоте. Одна группа моряков  возвратилась в 1885 году, другая  уже в 1890 году.

Вернулись они домой  в возрасте 28-29 лет. Следующий призыв в армию и на флот мог уже записать наших земляков  в подводники. Так что уже тогда, на заре подводного флота, служили пильнинцы  на защите своего Отечества.

Наверное, мало кто знает, что создателем первой подводной лодки  (ПЛ) в России был  крестьянин подмосковного села Покровское, опытный плотник  Ефим Прокопьевич Никонов, который почти 300 лет  назад, в 1718 году, подал императору Петру I челобитную, в которой предложил построить «потаенное судно» для борьбы с кораблями неприятеля.

Дело о постройке первой ПЛ  было заведено 31 января 1720 года. Императору Петру Алексеевичу понравилась идея  «ходить под водой и подбивать военный корабль по самоё дно». Спуск деревянной лодки  состоялся осенью 1724 года на Галерном дворе на реке Неве в Петербурге, но при одном из погружений  было повреждено днище и вода  стала протекать внутрь  корпуса. Петр подбодрил Никонова, чтобы тот продолжал опыты после исправления повреждений. Работы по испытанию подлотки были свернуты в 1728 году (Петр к этому времени умер), а Никонова разжаловали из корабельного мастера в  простые работники и сослали в Астрахань, а «потаенное судно» было поставлено в амбар и скрыто от чужих глаз, и вскоре было забыто.

Спустя почти век, начались испытания новых подлодок с разными двигателями, из разных материалов и по проектам русских конструкторов. Эта история долгая, замечательная и познавательная,  касается более всего людей, интересующихся историей флота, в том числе подводного. Нас же сегодня интересует судьба наших земляков, имена которых  открылись совсем недавно и о них хотелось бы проинформировать уважаемых читателей.

К началу Первой мировой войны (1914 г.) Россия располагала солидным подводным флотом, который постоянно пополнялся вновь построенными и закупленными подлодками. По состоянию на 14 марта 1917 года только в состав подводных сил Балтийского флота входила дивизия из 7 дивизионов с 30 ПЛ. Всего в период с 1904 г. по 1917 г. их было потеряно 10. В годы Первой мировой не вернулись на свои позиции: в 1915 г. – «Акула», в 1916 – «Сом», в 1917 – «Морж», «Барс», «Львица», «АГ -14» и «Гепард».

Кроме боевых потерь, были и катастрофы: в 1904 – «Дельфин», в 1909 – «Камбала», в 1917 – «АГ-15».

Среди погибших первопроходцев морских  глубин установлены и имена нижегородцев. Среди них есть  уроженцы современного Пильнинского района:

МОНАХОВ  ФЕДОР  НИКОЛАЕВИЧ. Родился в с. Медяны Языковской волости Курмышского уезда Симбирской губернии. На службе с 1914 года. Рулевой унтер-офицер на ПЛ «Акула». Погиб 15 ноября 1915 г.

ШВЕЦОВ  ДМИТРИЙ СЕРГЕЕВИЧ, 1890 г.р. уроженец с. Пильна Пильнинской волости  Курмышского уезда. На службе с 1913 года. Рулевой унтер-офицер на ПЛ «Гепард». Погиб в октябре 1917 года. 

Пока только  известны два человека, но их имена достойны памяти потомков, и пришло время  донести  их до земляков. Именной список подводников-нижегородцев, погибших в 1914 – 1917 годах взят из статьи А.В. Молокова в журнале «Нижегородская старина».

Сейчас нет человека, кто бы знал их в лицо или мог рассказать  о них. Например, по метрическим данным выяснилось, что у Федора Монахова был брат Кузьма, а у Дмитрия Швецова отца звали Сергей Иванович, мать Мария Васильевна. Братьев звали Стефан и  Василий, племянницу Елизавета.  Успели наши герои жениться или нет, были ли у них дети, была ли семья? Вопросов может возникнуть много, а вот ответы на них еще придется поискать.

Если судить  по метрическим книгам церквей, вышеперечисленные  моряки-пильнинцы были неженаты, и женились только после увольнения с флота. Именно в метрических книгах и были найдены фамилии флотских служащих, среди сведений о заключении брака. Может быть их имена, а тем более род деятельности  потомкам даже неизвестны, и звучат как бы впервые, то документальные подтверждения могут помочь им вглядеться в прошлое, заинтересоваться судьбой своих предков. И кто знает, может найдутся люди, которые  поведают нам что-то важное, неизвестный факт биографии или что-то еще из их жизни.

В     России в конце 19 в начале 20 века, попав в моряки, служивый человек из крестьян мог повидать многое, что и не снилось ему при оседлом образе жизни, крестьянском быте хлебопашца или даже отходника, промышлявшего сезонной работой за пределами родного села. Но на морскую службу брали не всякого. Человека, не мыслящего себя без земли, было бы непросто приучить к морю. Поэтому предпочтение отдавалось людям, выросшим на реке, у озера, не боявшимся воды, умеющим держать весло или ходившим на торговых и гражданских судах, хотя бы в качестве мелкого помощника. И главное, новобранец должен был уметь плавать.

Естественно, флот требовал крепких и смелых людей, но не только. Морская служба нуждалась в людях грамотных в прямом смысле этого слова, способных научиться обращаться со сложной техникой . Это было время, когда военно-морской флот России распрощался с парусным прошлым, взяв на вооружение паровые двигатели, одев в броню свои крейсеры, спустив на воду совершенно новый для военной истории класс кораблей – боевые подводные лодки. Поскольку квалифицированных выходцев из рабочей среды было недостаточно, основной процент служивших как в армии, так и на флоте — составляли представители крестьянского сословия. Были такие случаи, что с флотской службы увольняли,  «как не способного к этой службе навсегда» (такие записи тоже встречаются в документах).

Брали тогда на флот с 21 года и служили они там 5 лет. Если же служба совпадала с какими-то военными действиями, срок службы соответственно увеличивался.

Но вернемся к подводному флоту.  На подводный флот, кроме всех прочих уже упомянутых качеств, брали людей невысокого роста, т.к. габариты таких судов не предполагали  размещения в них высокорослых моряков. То, что на первых подлодках тоже служили грамотные моряки, говорит тот факт, что все нижние чины были унтер-офицерского звания. С началом Первой мировой войны наши российские подлодки вступили в борьбу с противником на море.

"Акула" добилась бы успеха, если бы не стала случайной жертвой и первой потерей отечественных подводных сил в ту войну. В свой последний боевой поход подлодка вышла с военно-морской базы Ревеля 14 ноября 1915 г. (по старому стилю) для постановки минных заграждений у вражеской акватории в районе Мемеля-Либавы.

На следующий день, вечером 15 ноября, русские наблюдательные посты видели, как подлодка укрывалась от разбушевавшегося шторма у берегов, после чего она вышла в море, но обратно — ни к назначенному сроку 22 ноября, ни к дате истечения крейсерского запаса 26 ноября — так и не вернулась. Из соображений секретности, о потере "Акулы" решено было не объявлять до окончания войны, после которой, как известно, всех Героев, заслуживших Георгиевские награды, должны были занести в вечные Книги Памяти с обязательным описанием их подвига. К сожалению, этому помешали две революции, сокрушившие   прежнее государство.

Ещё в 1917 году, в уведомительных письмах, разосланных уездным воинским начальникам, для родственников сообщалось, что их родные погибли при выполнении особого боевого задания. Но уже после наступления окончательной революционной смуты память об этих людях была вовсе предана забвению.

Валентин Пикуль писал в 1970 году о подлодке "Акула" и её командире в своем романе "Моонзунд":

«Самая трагичная судьба выпала на долю геройской "Акулы". Командир ее, лейтенант Николай Александрович Гудима, изобрел дыхательный хобот, чтобы субмарина могла "дышать" и работать дизелями под водой. По сути дела, это изобретение было настоящей революцией в подводной практике, но… Последний раз "Акулу" видели возле берегов Эзеля. Пережидая сильный шторм, лодка отстаивалась на отмелях в секторе обзора наших постов. Имея на борту четыре мины для постановки их возле Либавы, она снялась потом с отмели и ушла в море. С тех пор прошло много-много лет, но до сих пор мы ничего не знаем о судьбе "Акулы" и ее ученого-командира.

В 1943 году дыхательные хоботы – под названием "шнорхель" – появились на гитлеровских подлодках Деница, и весь мир воспринял это событие как чрезвычайно важный фактор в войне на море. А в нашем флоте изобретение Гудимы было безжалостно забыто. Ведь еще в 1915 году три русские подлодки уже ходили в море со слоновьим хоботом "шнорхеля".

Так получилось, что почти 100 лет экипаж "Акулы" считался пропавшим без вести. Отсутствие точных сведений о её  судьбе породили разные гипотезы о причинах её загадочного исчезновения, среди которых встречались и откровенные обвинения экипажа в ошибке. Но к чести погибших подводников правда и память восторжествовали, в конце июня 2014 года, в канун вековой даты начала Первой мировой войны, останки подлодки были обнаружены у побережья Эстонии. Согласно экспертному заключению ПЛ "Акула" погибла при выходе на боевое задание, двигаясь в надводном положении, в результате подрыва дрейфующей миной, по роковому стечению обстоятельств оказавшейся там из-за шторма. После подрыва, вероятно, детонировали и разорвались носовые торпеды "Акулы", в результате чего носовая часть была оторвана и лодка, не имевшая герметичных отсеков, затонула. Несмотря на обнаруженный открытый люк боевой рубки затонувшей субмарины, у подводников "Акулы" не было никаких шансов на спасение в ледяной ноябрьской воде Балтики. Это произошло 15 ноября 1914 года, примерно через 2 часа после отхода от места ночной стоянки. Так, вместе со всем экипажем во время боевого задания погиб и Монахов Федор Николаевич, выполняя воинский долг.

Известие о нахождении "Акулы" в наши дни стало важным событием, определённой сенсацией в истории флота, в истории нашей страны. По идее, это известие должно было бы явиться важным событием и для каждого населенного пункта, откуда ушли служить те мужественные люди, пожертвовав на войне самым дорогим, что есть у человека. 

Ныне мысль о них будет больше напоминать думу о неизвестном солдате, чья судьба и  подвиг похожи на судьбу многих. Но тем самым, отдавая дань памяти  этим людям, мы имеем возможность поклониться всем,  навсегда стертым из памяти соплеменникам, положившим жизнь за Отечество в дореволюционной России 18, 19 и в начале 20 века.

И то, что на сохранившейся флотской фотографии команды "Акулы" где-то есть и Федор Монахов, по-прежнему для кого-то важно.  И хотелось бы верить, что его дальняя родня, может уже под другими фамилиями, спустя 102 года прочтет долгожданное известие о своем герое, а его земляки хотя бы еще на 100 лет запомнят его имя.

Слишком много утекло с тех пор воды… Но по-прежнему есть море, есть флот, есть Россия.

Будем уважать наше прошлое, будем чтить священную память людей из былого времени.                 

Комментарии (1)

  • Alexey_Rusakov, 14.08.2020 15:39 #

    Уважаемый автор заметки, конечно похвально, что Вы поднимаете в прессе вопрос о памяти земляков — защитников Отечества, но почему Вы забываете нормы цитирования чужого авторского текста, которые никто не отменял. Целые абзацы, относящиеся к подводной лодке "Акула" были написаны про другого подводника и для другой статьи. Желающие могут проверить и сравнить по ссылке http://alferovo.ru/nikiforov.html. Понятно, что сведения о подводной лодке в равной степени относятся ко всем членам экипажа, но не указывать при этом источники информации и не ставить кавычки, если текст написан не Вами, по меньшей мере некрасиво. Давайте соответствовать уровню музейного научного работника, Вы уже не студент первого курса. С уважением, потомок подводника с "Акулы".

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

24